Миф о простатите 3

Миф о простатите 3
  • Повторяем, что хотя простатиты не влияют по специфическим механизмам на половую функцию, но, как и другие хронические воспаления, их, безусловно, надо выявлять и лечить.
  • Родственным мифу о простатитах является существующий только в нашей стране и не изживший себя до сих пор миф о «феномене простато-тестикулярного взаимодействия» (по Н. А. Белову). Правильно подметив параллелизм в функционировании предстательной железы и гонад мужчины, он приписал регулирующие влияния простате. Но в 1912 году он не знал о тестостероне, о гонадотропинах, о рилизинг-гормонах, о функциях гипоталамуса, который регулирует гомеостаз организма, в том числе и функцию гонад (через гипоталамо-гипофизарно-гонадную ось). Мы уже указали, что решение об уровне тестостерона в крови принимает не предстательная железа, а гипоталамус. А функциональная активность предстательной железы, как и других органов-мишеней к тестостерону, действительно меняется параллельно уровню тестостерона, но происходит это как вторичная реакция на изменение концентрации самого тестостерона. К тому же секрет простаты не может всасываться и становиться инкретом, так как это железа апокринового типа секреции, что признает даже И. Ф. Юнда. Кроме того, секрет выделяется в конце каждого акта мочеиспускания, когда простата (внутренний сфинктер мочевого пузыря) сжимается. Выделившийся секрет обладает барьерной функцией. Если нет семяизвержений, то излишек секрета будет более обильно выделяться при постуринальном сокращении простаты.
  • Другим мифом, отражающим локализационистский подход, является представление, что оргазм сопровождает эякуляцию и вторичен по отношению к ней (периферические теории оргазма). При такой концепции считается, что «при эякуляции сперма проходит через узкие семяизвергающие протоки, раздражает их, и в ответ рождается ощущение оргазма». Иногда такое приходится слышать даже с высоких трибун. Получается, что сами добавочные половые железы принимают решение о целесообразности семяизвержения.

Длительность полового акта

  • Но мы уже указывали, говоря о длительности сношения, что решение о целесообразности семяизвержения принимается в результате психической деятельности в виде оценки адекватности имеющихся в реальности ощущений и ситуации тем индивидуальным сексуальным предпочтениям, что сложились в процессе ПСР. Показательно, что у пациентов с тетраплегией семяизвержении нет, а оргазм сохранен. Ясно, что оргазм не является сопровождающей реакцией на процесс эякуляции, т. е. оргазм не вторичен по отношению к эякуляции, а первичен. Именно он является базовой реакцией. Оргазм модулируется в подкорковых структурах не доминирующего полушария. Именно от головного мозга идет сигнал к исполнительным структурам спинального уровня, обеспечивающим вегетативное сопровождение оргазма, в том числе и эякуляторную реакцию. А далее, от спинальных структур, сигнал идет к добавочным половым железам (в том числе к предстательной железе) и к семявыносящим протокам. На первой фазе эякуляции (симпатической, тонической фазы выделения) активизируются симпатические структуры сегментов L₁₋₁₁. На второй фазе эякуляции (парасимпатической, ритмической фазы выбрасывания) активизируются парасимпатические структуры сегментов S₁₋₁₁₁. Предстательная железа и другие перечисленные структуры сокращаются не сами, а под действием приходящих к ним нервных импульсов. Для улучшения эрекции и продлении полового акта советуют принимать Extra Super TadariseSuper VilitraMalegra-FXT.
  • Если психика устанавливает факт соответствия реальной ситуации и ощущений тому сценарию и тем ощущениям, которые для данного человека считаются именно сексуальными, то принимается решение об оргазме, так как успешно организованное индивидом половое поведение должно поощряться и подкрепляться. Если оба варианта сексуальности (реальной и желаемой) адекватны, то это сходство приводит к резкому, как при резонансе, нарастанию возбуждения до предельного уровня с его последующим сбросом — оргазмом. Такой резонанс означает, что ситуация максимально сексуально-адекватна и настал благоприятный момент для семяизвержения. В биологической норме это гарантия того, что сперма будет использована именно в половом акте и послужит оплодотворению (напоминаем, биологической нормой является гетеросексуальный вагинальный секс с его прокреативным потенциалом).
  • В указанной первой (симпатической) фазе оргазма — фазе неизбежности, подается команда к семяизвержению. Но поскольку, как уже было сказано, оргазм подкрепляет успешные сексуальные действия и реакции, то успешность семяизвержения (его вторую, парасимпатическую фазу выбрасывания) тоже надо оценить. Что и происходит за счет механизма акцептора результата действия. То есть, если семяизвержение прошло успешно (по плану), то эмоция оргазма будет яркой. Если не по плану (атонические изменения добавочных половых желез и участвующих мышц, воспаления семенного бугорка и предстательной железы и пр.), то оргазм может быть неярким или болезненным. Так как оргазм является эмоциональной реакцией, принципы информационной теории эмоций к нему вполне применимы.
  • Это же касается не только местных, но и общих вегетативных реакций, характерных для оргазма. Оргазм, кроме эякуляторной реакции, включает в себя целый ряд других вегетативных реакций: изменение пульса, давления, дыхания, химизма крови и пр. И если эти общие половые реакции будут недостаточно выражены, то оргазм тоже может быть неярким. В этом выражается взаимосвязь центральных и периферических компонентов эмоции.
  • Таким образом, семяизвержения без команды «сверху» (без оргазма) не бывает. И первичной (базовой) реакцией является оргазм, а не семяизвержение. Это определено эволюционно-биологическими механизмами, жестко опосредовано нейрофизиологически и подтверждается клинической практикой. Именно поэтому в мире отошли от фиксации на эякуляции, и прежний термин «анэякуляция» (незавершенное сношение у мужчин), заменили в МКБ-10 на «аноргазмия» (у женщин и мужчин).
  • Мы коснулись только мифов о простатите, но в целом количество их в сексологии гораздо больше.
  • Разговор о мифах важен, так как неправильные теоретические представления оборачиваются неэффективным или небезопасным лечением. Вспомнить хотя бы мифы об «истощении половых центров» (теория Эффертца, кортикоспинальная импотенция и пр.), миф о фатальной роли семенного бугорка и о его бесконечных бужированиях и прижиганиях. К счастью для пациентов, эти мифы уже забыты. Игнорирование иных (обычно психогенных) причин сексуальных нарушений и нацеленность на поиск простатита, который обязательно найдут, отвлекают врачей от выявления реальных причин сексуальных дисфункций, которые остаются нераспознанными. Во многом это связано с тем, что под влиянием «мифа о простатите» пациенты обращаются с сексологическими жалобами не к профессионально подготовленным сексологам, а к урологам. Те спешат поставить диагноз простатита и начать его лечение, вместо более углубленного обследования и системного анализа. Гипердиагностика простатитов при сексуальных дисфункциях у урологов очень распространена. В результате имеют место недостаточное понимание и недооценка психогенных, неврологических и некоторых других механизмов сексуальных дисфункций, неумение их диагностировать и эффективно лечить.
  • Выделение психогенных и непсихогенных (нозогенных, симптоматических) сексуальных дисфункций делает актуальным вопрос об их количественном соотношении. Важно знать, какие сексуальные нарушения преобладают в реальной сексологической практике.