Миф о простатите 2

Миф о простатите 2

Болезненная эякуляция

  1. Поскольку болезненная эякуляция при простатитах, хотя и редко, но бывает, нельзя исключить появления вторичных психогенных сексуальных дисфункций по типу психологической защитной реакции на боль. При этом возможные снижение влечения, торможение эрекции и торможение наступления оргазма означают уход от боли. То есть имеет место психогенная сексуальная дисфункция при болезненной эякуляции органического характера (простатит). Этот механизм психогенных сексуальных дисфункций в виде избегания боли универсален, и причины боли (простатические или иные) уже не имеют принципиального значения. То есть у простатита нет специфических механизмов, ухудшающих сексуальность, а по неспецифическим механизмам, способным ухудшить сексуальность, он уступает многим другим заболеваниям.
  2. Защитники мифа указывают на высокую корреляцию простатита и сексуальных дисфункций. Но если при сексуальных дисфункциях искать какое-либо другое распространенное заболевание (например, пародонтоз), то корреляция может быть еще выше. Или, например, дальнозоркость пожилых тоже даст высокую корреляцию с сексуальными нарушениями, но причина сексуальных дисфункций не дальнозоркость. На самом деле это два следствия одной общей причины, в данном случае пожилого возраста. Простатит тоже можно считать распространенным заболеванием, хотя разброс в данных по его выявлению слишком широк. Согласно данным девятнадцати зарубежных исследований, частота выявления простатита варьируется от 11 до 80% в достаточно однородных группах. Это говорит о нечетких диагностических критериях этого заболевания и о возможном риске его гипердиагностики, которая в нашей стране и отмечается.

«Простатит — это причина сексуальных нарушений»

  • Высокая корреляция еще не подтверждение причинной роли простатита. Вместо линейной зависимости: «простатит — это причина сексуальных нарушений», можно рассматривать их как два следствия одной общей причины. Базовой причиной может являться стресс в стадии истощения (дистресса). При стрессе симпатоадреналовые, сосудистые, эндокринные, иммунные и другие изменении ведут к параллельным нарушениям как половой функции, гак и функций предстательной железы. На начальном этапе всех заболеваний по психосоматическим механизмам эти нарушении обратимы (функциональная стадия), а далее начинают диагностироваться органические изменения. Это характерно и для вывеляемых в работах кафедры сексологии СПбМАПО психосоматических моделей развития простатитов. На функциональной стадии отмечаются изменения железы, но клинической картины воспаления (объективных признаков) при этом нет. Такая ситуация обозначается набором синонимичных терминов: простатодиния, простатопатия, простатоз, простатовезикулизм, простатовезикулостаз, застойный простатит Познера («простатит без простатита») и пр. На этой стадии стресса симпатотония приводит к плотности предстательной железы (это железисто-мышечный орган) и к дизурическим проявлениям функционального характера. Но далее спастическое состояние предстательной железы (приводящее к нарушению в ней гемодинамики) в совокупности с характерными для дистресса гормональными изменениями (снижение ее защитных функций) может привести к развитию уже явно диагностируемого простатита (переход к органической фазе). При такой психосоматической модели возниковения простатита параллельно идет развитие психосоматического варианта сексуальной дисфункции в различных ее проявлениях: повышение содержания надпочечниковых и снижение уровня половых гормонов — гиполибиемия, снижение возбудимости, патоспермия; симпатотония — эрекционные дисфункции, преждевременная эякуляция и пр. В таких ситуациях изолированное лечение простатита не устранит сексуальные расстройства, а терапия психосоматического нарушения устранит и то, и другое.
  • Другими общими и базовыми причинами сексуальных дисфункций и простатитов могут быть предшествующие им тазовые гемодинамические нарушения. При сосудистых нарушениях может страдать как эрекция, так и кровоток в предстательной железе, с последующим развитием простатита.
  • Неврологические нарушения в виде вегетозов (обычно симпатоз, т. е. симпатотония), дегенеративных заболеваний нервной системы, полиневропатий и пр. тоже могут быть общей базовой причиной как сексуальных дисфункций, так и простатитов. Но при этом неврологическая патология должна быть объективно выявлена.
  • Во всех описанных ситуациях не патология предстательной железы линейно детерминирует сексуальные дисфункции, а и то и другое является результатом действия общего этиопатогенетического (нередко психосоматического) механизма. В таких случаях лечение и устранение простатита, без устранения перечисленных базовых механизмов, не устранит сексуальную дисфункцию. Однако часто слышишь, что лечение простатита устранило сексуальную дисфункцию. О чем это говорит?
  1. Во-первых, к чести наших урологов, очень часто их лечение направлено (обычно неосознанно) не только на санацию простатита, но и на указанные базовые (общие с сексуальными дисфункциями) механизмы. Казалось бы, зачем при простатите назначать психотропные, сосудистые, гормональные и другие препараты, которые в других странах не входят в стандарты лечения простатита. Та же самая физиотерапия, воздействуя на тазовый кровоток и на вегетативные неврологические структуры, параллельно и независимо от влияния на предстательную железу улучшает и собственно сексуальную функцию. То есть и без простатита все эти методы лечения улучшат потенцию. И при так называемом массаже предстательной железы воздействие идет не только на нее. Одновременно снижаются тазовые гемодинамические нарушения, улучшается кровоток, активизируются вегетативные структуры (нервные пути и ганглии) тазового парапростатического сплетения,  Cenforce 100Levifil-20Vidalista 20 улучшает и половую функцию. А с точки фении телесно- ориентированной психотерапии речь идет о снятии свастики, мышечных зажимов и мышечных блоков тазового уровня. 
  2. Во-вторых, нередко оказывается, что одновременно с лечением простатита назначаются препараты и процедуры из арсенала сексолога, которые непосредственно улучшают половую функцию. Стимулирующие сексуальность препараты, локальная декомпрессия и др, все это не устраняет простатит. Но ведь каузальный подход в медицине означает, что устранение причины (подразумевается простатит), должно автоматически устранить его следствие, т. е. сексуальную дисфункцию. И специальные воздействия именно на половую функцию, соответственно, не нужны. Но они широко применяются урологами, иллюстрируя независимость сексуальных дисфункций от простатита.
  3. В третьих, в структуре сексуальных дисфункций часто преобладают психогенные факторы. И врачебная забота, препараты и процедуры нередко играют роль косвенной психотерапии (плацебo- эффект). При лечении сексуальных нарушений этот эффект довольно выражен. Даже при эрекционной дисфункции, когда органические факторы (особенно сосудистая недостаточность у пожилых мужчин) встречаются чаще, чем при других сексуальных дисфункциях, плацебо-эффект составляет до 40%.
  • Мы подробно остановились на этих деталях, так как миф хоть и неправилен, но стоек, т. е. находит себе адвокатов. Миф о простатите в нашей стране в последние годы распространился столь широко, что пациенты на вопрос сексолога о жалобах отвечают, что жалуются на простатит. При этом настоящих простатических жалоб (боли, тазовый дискомфорт, дизурические проявления и пр.) у них обычно нет, для них слово «простатит» — это синоним сексуальных жалоб. И поскольку миф распространился именно в последние годы, то ясно, что его причины не в «коллективном бессознательном» населения, а в ятрогенном характере мифа. Причины такой ятрогении различны. Тут и отголоски локализационистского подхода, и коммерциализация медицины, и незнание истинных психогенных механизмов сексуальных нарушений со стремлением заменить их соматическими. Если в США популярно выражение, что сексуальность находится «между ушами (т. е. в голове, в психике), а не между ногами», то у нас как раз наоборот.